Бизнес. Власть. Общество. Эффективность
Население:
3 502 223 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг - 1 218 млрд руб. (14 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
Средняя зарплата - 27 721 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
4 329 341 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2015 г. - 3 160 млрд руб (Росстат)
Средняя зарплата:
31 133 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
861 896 человека (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 168,8 млрд руб. (77 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
23 491 рублей (ноябрь 2016 года, Росстат)
Население:
3 660 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 950 млрд руб. (20 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
45 600 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
1 646 100 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 3 348 млрд руб. (2 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
56 300 рублей (2014 год, Росстат)
Население:
536 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 1 509 млрд руб. (10 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
64 200 рублей (2014 г., Росстат)
Население:
3 855 037
Предприятия:
Татарстан является 6-м по объёмам производства в России (ВРП - 1 трлн 520 млрд р.)
Средняя зарплата:
27,6 тыс. рублей
Население:
146 000 000 чел. (2014 г.)
Предприятия:
Объём ВВП за 2014 год составил $3,461 трлн ($24,120 на человека)
Средняя зарплата:
30 000 рублей

Сергей Новопашин: 12 тезисов о «Большом Екатеринбурге»

2070 город: Екатеринбург

В Бизнес-центре «Президент» по инициативе АСИ, «Деловой России», Свердловского Союза промышленников и предпринимателей, Уральской торгово-промышленной палаты, «Опоры России» и Общественной палаты Свердловской области 7 октября стартовало первое мероприятие ТОП-Клуба, посвященное теме «Большой Екатеринбург».

Как участник полилога в рамках круглого стола по экологии прокомментирую и добавлю некоторые содержательные аспекты сего знакового мероприятия, связанные с вопросами социальной среды и урбоэкологии.

ТОП-Клуб проходил в формате дискуссий на пяти Круглых столах:
I. Экономика роста. Как будет развиваться Большой Екатеринбург. Возможные точки роста.
II. Экология. Социальная среда.
III. Транспорт и связь. Возможные транспортные схемы в рамках агломерации.
IV. Территориальное планирование новой городской среды. Принципы развития полицентричной агломерации.
V. «Общественный договор».

Безусловно, при развитии проекта необходим единый глоссарий для дальнейшего полилога. ТОП-Клуб 7 октября показал, что понятие «Большой Екатеринбург» в смыслах 2003 года и 2015-го заметно разнятся. Это было заметно. Не все участники и журналисты, похоже, говорили на одном понятийном языке.  Но дело поправимое. Для ликбеза полезны будут публикации в серии  «Мировой опыт Больших городов» на сайте «Повестка дня»:
Большой Лиссабон: кооперация превыше всего
Манчестер: Большой, зеленый, умный, музыкальный
Уфимская агломерация: Формирование смысла 
Успешный Большой Лондон
Сингапур. Город-сад за 50 лет
Опыт развития Берлина
Фингерплан Копенгагена.  Как датчане  строят свою столицу 

Единый понятийный аппарат требует работы со смыслами. Здесь трудно переоценить итоги работы стола «Общественный договор», модератор которого Анатолий Гагарин, руководитель Уральского отделения «ФоРГО», руководитель «Института системных политических исследований и гуманитарных проектов» и секретарь Общественной палаты Свердловской области, вполне ясно указал на семантические основы проекта, подчеркнув необходимость построения многослойной картины образов Большого Екатеринбурга, ее многоаспектности.

Отдельно культуролог и политолог отметил, что на первых этапах проекта следует сфокусировать внимание на его экзистенциальных аспектах, чтобы уже на старте нейтрализовать страхи и опасения всех авторов проекта (от обычных граждан до групп влияния). Что, в итоге, и должно обеспечить массовость «группы поддержки» проекта.

Рассмотрение опыта развития крупных городов до агломераций показывает, что стратегические планы развития Больших городов мира, прежде всего, опираются на политику устойчивого развития и кооперацию групп элит и социальных страт, направленные:
– на рост качества жизни граждан; 
– на рост экономического благосостояния граждан и капитала города; 
– на достижение социальной справедливости (в разных цивилизациях понимаемой в рамках их социокультурных и политико-идеологических парадигм);  
– на сохранение оптимальной (здоровой) окружающей среды.

Последний пункт особенно важен, т.к. жизнь («бытие-в-мире», «бытие-с-другими») по умолчанию являются важнейшим экзистенциалом Человека. Жизнь же в Городе не обеспечивает её длительности, поэтому на первое место в категории «бытие-в-мире» неизбежно встает забота о личном и семейном здоровье, а также забота об экосе – «месте обитания». А таким экосом для нас давно стал Город. Город, который имеет естественные тенденции к росту, а значит, к еще большему ущемлению экологических прав человека. Поэтому жизненно (экзистенциально!) необходимо просчитать экологические риски Большого Города. Здесь нам пригодится не только теория и практика урбоэкологии, популяционной и медицинской экологии, гарбологии («мусорологии»), но также опыт тех городов, которые, подобно Екатеринбургу создавались как индустриальные центры и уже решают свои экопроблемы, как, например, Большой Манчестер

Поэтому так важна проблематика, выявленная за столом «Общественный договор», на которой Гагарин с участниками обсуждал предмет опасений, страхов и необходимость установления «общественного согласия» при обязательном участии СМИ. 

   
Сейчас на стадии разработки находится проект первого микрорайона города, сертифицированного по системе экологичного строительства Green Zoom. Источник: Экологичное строительство приходит в Екатеринбург

Отсюда вполне обоснованы сомнения и суждения участников эко-стола, касающиеся вполне конкретных проблем, которые не решены еще и на стадии МО «Город Екатеринбург». Это и утилизация отходов, канализация, водоснабжение, и охрана природы (поддержание лесопарков и других ООПТ – особо охраняемых природных территорий на должном уровне, борьба с загрязнением воздуха, воды и почвы, рост автотранспорта – основного загрязнителя городской среды и др.). Отсюда и скепсис. Вслед неизбежно встает вопрос «совместного бюджета» членов агломерации на реализацию межмуниципальных проектов и решения проблем.

К сожалению, ограниченное время дискуссий и объективно недостаточно проработанная тема столов (за парой исключений) свели почти всю потенциально насыщенную повестку экологического стола к ожидаемому полярному распределению мнений и проецированию существующих проблем города на проектный Большой Екатеринбург. Хотя, по замыслу, обсуждения должны были подняться «выше» - на уровень проработки способов решения этих проблем.

И, повторюсь, отсутствие (по объективным причинам)  «единого задания» и четкого, многоуровневого определения агломерации не дало возможности дать полное заключение по теме. Хотя Олег Мошкарев, главный редактор и руководитель РИА «Энергетика и ЖКХ», член экспертной группы и Общественного совета при Региональной энергетической комиссии Свердловской области, будучи модератором эко-стола, постарался по максимуму выжать смыслы и послания из дискуссии.

Считаю правомерным в целях дальнейшего обсуждения темы и развития проекта раскрыть «сжатые» смыслы и прояснить не оформленные до конца позиции по экологической компоненте проекта Екатеринбургской агломерации. Итак, первые 12 эко-тезисов.

1. Агломерация – результат в первую очередь естественных (природных) процессов. Стремление к скученному образу жизни, к агрегациям разного рода достаточно распространены в природе и давно изучены. Агрегации животных в своих экосистемах выполняют определяемые биосферными законами задачи. В точности так же и агрегации людей (города) параллельно сознательным устремлениям их жителей и тех, кто стремится попасть в город, выполняют «невидимые» задачи, осуществляя «замысел» биосферы. Это снижение рождаемости, увеличение смертности, и как итог – уменьшение давления на биосферу популяций людей. 

Этому человек биоэтически «правильный» всячески препятствует, и один из механизмов – это расширение города, его экспансия вовне. Однако расширение расширению рознь. Другой механизм – миграция из города в другой город. Тот и другой механизмы (остальные в силу формата не рассматриваем) характерны и для Екатеринбурга. Город растет (потому и актуализировалась эта тема), и город покидают люди, в основном специалисты, не нашедшие возможности полноценно социализироваться в столице Урала. Правда, согласно «теории вакуума», на их условное место уже претендуют другие мигранты, и, как правило, количество приезжающих на порядок больше, чем убывающих.

По этой вполне объективной причине блокировать развитие города и агломерации бессмысленно и глупо, – с тем же успехом можно препятствовать процессу экспансии жизни.

2. Агломерация – это также и социальный, культуральный, экономический феномен. Если естественные причины появления городов и агломераций не фиксируются массовым наблюдателем, то этот уровень вполне доступен для осознания и последующей рефлексии. Кроме того, на этом уровне агломерация становится в той или иной степени управляемой. И сверх того – агломерация становится трендом. Стремление людей к коллективному проживанию /деятельности с одновременным противоположным стремлением «жить отдельно» создает не только стимул для развития города, но и усиливает его позиции. Чем крупнее город, тем больше в нем возможностей, тем он привлекательней. Сознательное увеличение степени комфортности жизни и работы, доступности к благам еще более стимулирует потоки в город. Город растет и требует адекватного управления. Но экстенсивные потенции города-центра ограничены – в его орбите есть города-спутники, которые имеют свою специфику, свои интересы, потенции и проекты. Как справедливо заметил Александр Трахтенберг, член экспертной группы Агентства стратегических инициатив: «У  игроков «Большого Екатеринбурга» разная весовая категория».

3. Выход – либо в поглощении «малых планет», либо – в сосуществовании на паритетных началах. По всем понятиям – второе в целом эффективнее. Да и с позиции гражданского общества (не говоря уже о юридической базе) правомерней.  Поэтому на дискуссиях неоднократно прозвучало определение «полицентрическая агломерация». Добавлю: и сам будущий орган управления агломерацией («Комиссия по управлению Большим Екатеринбургом» - по аналогии с Лиссабонской агломерацией) должен быть мобильным. Каждый муниципалитет в составе агломерации становится на утвержденный срок (1–3 года) Центром принятия решений, где и базируется на этот время «Генштаб» агломерации.

4. Проработка же паритетных основ – и есть задача номер один, которую совместно должны решить органы власти, общественность, бизнес и наука. 

    
Источник: Технологическая экология 

5. В рамках эко-стола эта задача выглядит как техзадание на разработку концепции агломерации «Большой Екатеринбург» на основе принципа техно-экологического паритета (ТЭП), который предлагает наш «Институт системных политических исследований и гуманитарных проектов». 

6. Принцип ТЭП обусловлен следующей логикой. В основе организации какой-либо территории лежит комплекс двух взаимосвязанных систем – это природный каркас территории и экологический каркас территории, которые при освоении, застройке и  прочей организации пространства обычно рассматриваются совокупно как единая система – природно-экологический каркас территории. От качества функционирования природно-экологического каркаса зависит способность территории (антропогеобиоценозов) поддерживать свое экологическое равновесие.

7. Учитывая, что в проекте Агломерации «Большой Екатеринбург» предусматривается наличие разной степени локальности/неразрывности площадей, на которых находятся естественные, не преобразованные людьми природные сообщества, при организации территории Агломерации необходим и неизбежен (!) техно-экологический императив.

8. Это также ведет к тому, что «Большой Екатеринбург» в идеале органично соединяет индустриальное прошлое Екатеринбурга и Среднего Урала (Свердловской области) с «зеленым вектором» и «smart-вектором» развития региона. Что позволит, с одной стороны, преодолеть как недостатки «старого» пути развития (индустриально-постиндустриального), так и ограниченность современного «торгового» статуса Екатеринбурга, а с другой – даст  возможности потенциального развития анклава мегаполиса и муниципальных центров-спутников/партнеров Екатеринбурга в сторону «Зеленого Большого Города», что является общемировым трендом. 

9. Заявляемый тренд (ТЭП), в свою очередь, предполагает:
– насыщенность организуемой территории элементами smart-city («умный город»), «город-сад»; 
– поэтапное введение принципов «зеленой энергетики», «зеленого офиса»; 
– максимальную гуманизацию городской среды; 
– переформатирование современных сабэрбий (пригородов) в по-настоящему комфортные места жизни и работы, а не только проживания в нерабочее время;
– создание агрофорести-парков, зон по типу «зеленые сердца» и особо охраняемых природных территорий (ООПТ) внутри агломерации – с внятной системой запретов на реконструкции и новое строительство.

    
Зеленая роща, г. Екатеринбург

10. В итоге решаются такие задачи, как снижение негативного влияния производственной деятельности на окружающую среду и здоровье человека, способствование рациональному использованию ресурсов, гармонизация технологического вектора (вектора в сторону 6-го техноуклада) с биосферно-ноосферной парадигмой, что и будет реализацией принципа ТЭП. В этом случае можно будет говорить о создании Умного и Зеленого (Smart & Green) Большого Екатеринбурга (Greater Ekaterinburg Built-up Area) как о сверхцели Агломерации. 

11. Поддержка принципа техно-экологического паритета, по сути, содержится в Федеральном законе N 219-ФЗ, принятом в июле 2014 года. Он направлен на совершенствование системы охраны окружающей среды и предусматривает экономическое стимулирование хозяйствующих субъектов. При этом вводится такая категория как «наилучшие доступные технологии» (НДТ). Их внедрение позволит предприятиям получать возмещение определенных затрат. НДТ - это технология производства, основанная на современных достижениях науки и техники и позволяющая свести к минимуму вред окружающей среде. Области применения НДТ уже определены, к ним относятся 28 отраслей экономики, а также некоторые технологии и оборудование. В 2019–2022 годах повсеместный переход на НДТ будет осуществляться в пилотном режиме. Позже эти стандарты станут обязательными при строительстве любых новых предприятий и организации территорий. 

12. У «Большого Екатеринбурга» есть шансы выступить пионером в реализации пилотных экологических стандартов, будь то на уровне собственно МО или в рамках Агломерации.

 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или войдите в систему через наш сайт или одну из социальных сетей для того, чтобы оставить комментарий.