Бизнес. Власть. Общество. Эффективность
Население:
3 502 223 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг - 1 218 млрд руб. (14 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
Средняя зарплата - 27 721 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
4 329 341 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2015 г. - 3 160 млрд руб (Росстат)
Средняя зарплата:
31 133 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
861 896 человека (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 168,8 млрд руб. (77 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
23 491 рублей (ноябрь 2016 года, Росстат)
Население:
3 660 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 950 млрд руб. (20 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
45 600 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
1 646 100 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 3 348 млрд руб. (2 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
56 300 рублей (2014 год, Росстат)
Население:
536 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 1 509 млрд руб. (10 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
64 200 рублей (2014 г., Росстат)
Население:
3 855 037
Предприятия:
Татарстан является 6-м по объёмам производства в России (ВРП - 1 трлн 520 млрд р.)
Средняя зарплата:
27,6 тыс. рублей
Население:
146 000 000 чел. (2014 г.)
Предприятия:
Объём ВВП за 2014 год составил $3,461 трлн ($24,120 на человека)
Средняя зарплата:
30 000 рублей

Уральские общественники подсказали Кремлю «точки антикоррупции» в регионах

Расширение антикоррупционной практики и прозрачности процедур помогает чиновникам находить новые способы уйти от ответственности. Выводы о парадоксальной ситуации были озвучены на заседании Экспертного совета при управлении президента по вопросам противодействия коррупции в Москве на Старой площади под руководством начальника профильного управления Олега Плохого. Спущенные из Москвы инициативы в муниципалитетах упираются в тупик хорошо организованных и глубоких сетей круговой поруки и взаимокоррупции. На сегодняшний день этому можно противопоставить только участие общественных организаций и добросовестных представителей гражданского общества. Новые для государственных борцов со взяточничеством схемы и ситуации, в которые трансформируются антикоррупционные мероприятия и требования высшего руководства России, описали уральские общественники, пояснив на конкретных примерах, вроде тех, что в администрации и думе Первоуральска Свердловской области, как чиновники  избегают ответственности.

21 апреля в Москве прошло первое заседание Экспертного совета нового антикоррупционного управления, созданного под личным контролем президента России Владимира Путина. Его возглавил Олег Плохой, чье назначение было положительно оценено многочисленными профильными экспертами и политологами. В своем приветственном слове он отметил, что несмотря на постоянно обновляемые методы общественной, государственной и силовой борьбы с коррупцией в России восприятие проблемы со стороны населения меняется очень медленно. 

«Порождено и существует огромное множество мифов об уровне коррупции и ней самой как явлении. Требуются новые подходы, в которых должны участвовать все стороны общественного диалога, а не только государство или правоохранительные органы. Мы надеемся на активное участие общественных организаций и формирований гражданского общества. Сегодня мы видим, что требуется перезагрузка общественных советов, должна активизироваться антикоррупционная деятельность в регионах, повышение информированности населения и общественных организаций о проводимой работе», - обратился к аудитории Олег Плохой.

По словам председателя комиссии по противодействия коррупции некоммерческого партнерства «Регионы 21 век» Вячеслава Ярина, на сегодняшний день необходимо формирование новой методики борьбы со взяточничеством, которая бы использовала сильные стороны каждого из участников процесса: от государственных структур до представителей гражданского общества. 

«Сегодня все мы имеем возможность предпринимать усилия по подавлению коррупционного сознания и практики. У нас есть соответствующие полномочия. Но у государственных структур – они одни, у общественных организаций – они другие, у правоохранительных органов – они третьи. Плюсом на это накладывается то, что у всех участников процесса свои регламентирующие ограничения, вроде того же времени обработки запросов или времени на реакцию. В результате каждый из нас действует по своему усмотрению, вроде бы в общих интересах, но получается как в басне про лебедя, рака и щуку. Воз с места не двигается. Как справедливо отметил председатель Антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов – «для чего пишется национальный антикоррупционный план?». Нам нужно согласовать общую методику борьбы со взяточничеством – с учетом всех наших возможностей. Общественные и экспертные организации быстро могут дать оценку на коррупционную составляющую, госструктуры провести внутреннюю проверку, правоохранительные органы – профилактическую работу, и так далее.  Методика должна быть такой, что чиновник или недобросовестный коммерсант не только выявлялись очень оперативно, но и не имели никаких иллюзий, что они смогут как-то спрыгнуть и уйти от ответственности», - пояснил позицию Вячеслав Ярин.

Эксперт медиагруппы «Метод» Евгений Белоносов в своем выступлении обратил внимание начальника антикоррупционного управления Олега Плохого и участников Экспертного совета на то, что граждане «не разбираются в сортах коррупции».

В этом есть и проблема восприятия, которую надо также решать, иначе эффективность работы будет неправильно восприниматься обществом.

«Полностью формализовать жизнь невозможно. И когда гражданин сталкивается с чиновничьим произволом – он все это видит, как коррупцию, хотя в каких-то случаях ее может и не быть. С другой стороны, наша работа по воспитанию в тех же чиновниках антикоррупционного мировоззрения и сознания получает обратный эффект. Все эти семинары, мероприятия, собрания, комиссии и прочие меры приводят к тому, что чиновник просто узнает, как красиво и грамотно уйти от ответственности. Он получает эти знания от нас же. Нужно менять антикоррупционную матрицу, привлекать представителей гражданского общества, которые ежедневно сталкиваются с такими ситуациями», - заявил присутствующим Евгений Белоносов.

В частности, очень кстати пришлась ситуация с ситуацией в Первоуральске. «Глагол» рассказывал, как сити-менеджер Алексей Дронов и глава города Николай Козлов успешно уходили от обязанности сообщить срок полномочий главы администрации. В результате, после многократных обращений в прокуратуру, выяснилось, что контракт господина Дронова действует до 2017 года – срок окончания полномочий гордумы, а не до осени 2015 года, как считали депутаты.

 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или войдите в систему через наш сайт или одну из социальных сетей для того, чтобы оставить комментарий.