Бизнес. Власть. Общество. Эффективность
Население:
3 502 223 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг - 1 218 млрд руб. (14 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
Средняя зарплата - 27 721 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
4 329 341 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2015 г. - 3 160 млрд руб (Росстат)
Средняя зарплата:
31 133 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
861 896 человека (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 168,8 млрд руб. (77 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
23 491 рублей (ноябрь 2016 года, Росстат)
Население:
3 660 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 950 млрд руб. (20 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
45 600 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
1 646 100 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 3 348 млрд руб. (2 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
56 300 рублей (2014 год, Росстат)
Население:
536 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 1 509 млрд руб. (10 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
64 200 рублей (2014 г., Росстат)
Население:
3 855 037
Предприятия:
Татарстан является 6-м по объёмам производства в России (ВРП - 1 трлн 520 млрд р.)
Средняя зарплата:
27,6 тыс. рублей
Население:
146 000 000 чел. (2014 г.)
Предприятия:
Объём ВВП за 2014 год составил $3,461 трлн ($24,120 на человека)
Средняя зарплата:
30 000 рублей

Андрей Шпиленко: «Сегодня - технопарк, завтра - кластер»

3588 автор: Глагола Автор регион: Россия

Два года назад в России насчитывалось свыше 200 технопарков различного профиля. Сейчас же очевиден устойчивый тренд к снижению их числа и уже к концу текущего года, по прогнозам, оно сократится минимум вдвое. Бурный рост количества созданных технопарков и последующий обвальный спад этого показателя наблюдается у нас с начала 1990-х годов. В чем причина того, что множественные попытки использовать технопарки – этот проверенный во всем мире способ создания условий для ускоренного развития высокотехнологичных отраслей экономики у нас раз за разом оборачиваются фальстартами? И что должно помочь убрать пресловутые грабли, на которые все время наступают создатели технопарков? Позицию по этим проблемам «Ассоциации кластеров и технопарков в сфере высоких технологий» представляет ее директор Андрей Шпиленко.

Андрей Шпиленко, технопарки

В Послании Президента Федеральному собранию на 2014 год Владимир Путин подчеркнул значимость технопарков для создания инновационной экономики и развития территорий. И тут же обратился к главам регионов с призывом: создавайте у себя технопарки, а поскольку это дело затратное, федеральный центр создаст механизм, позволяющий регионам вернуть эти вложения. Этот механизм заложен в принятом 30.10.2014 г. Постановлении Правительства РФ №1119 «Об отборе субъектов Российской Федерации, имеющих право на получение государственной поддержки в форме субсидий на возмещение затрат на создание инфраструктуры индустриальных парков и технопарков». Таким образом, федеральная власть свое слово сдержала. И в свою очередь выказала предметный интерес к текущему состоянию дел и трендам в этом сегменте. По просьбе Главного контрольного управления Президента РФ Ассоциацией кластеров и технопарков в этом году была подготовлена аналитическая записка «Технопарки. Российский и зарубежный опыт».

Цели формирования технопарков и их целевая аудитория

Специалисты ассоциации проанализировали деятельность наиболее успешных технопарков различных стран мира, в том числе технопарков Kulim (Малайзия), Research Triangle (США), Sophia-Antipolis (Франция), One-North и входящие в него Biopolis и Fusionopolis (Биополис, Фьюжионополис, Сингапур), Turku, Lahti и Otaniemi (Финляндия), Lakeside science & technology park и Software Hagenberg (Австрия), Technologiepark Heidelberg (Германия), технополис «Цукуба» (Япония) и «Наньху» (Китай). К лучшему иностранному опыту мы обратились, чтобы понять, что именно упускают и где недорабатывают создатели отечественных технопарков. В том числе в одном из ключевых вопросов – в целеполагании. Зачем создаются технопарки?

Как показывает мировой опыт, каждый технопарк в развитых странах создается с конкретными целями. Одна из таковых – генерация науки, знаний.

Самым ярким примером из этой области является «Научный город» Цукуба в Японии – центр космических технологий мирового значения. Там изначально ставилась цель собрать на одной площадке фундаментальную и прикладную науку, создать мощный исследовательский центр. Кстати, неправда ли, это весьма напоминает советские наукограды? Еще одна цель – диверсификация экономики территории, изменение ее структуры, развитие производства наукоемких направлений и вывод территории из депрессивного состояния.

Цукуба, Япония

Цукуба - основан в 1970-х годах, особый город Японии, расположенный на юге префектуры Ибараки. Площадь города составляет 284,07 км²[2], население — 220 566 человек (1 августа 2014)[3], плотность населения — 776,45 чел./км². Известен как «Научный город» Японии.

В ряде случаев целью является создание малых предприятий, новых рабочих мест. Наконец, технопарки строились как катализаторы развития инновационных кластеров. В целом основным назначением технопарков там является создание максимально благоприятных условий для деятельности инновационных компаний, что реализуется как посредством создания определенной среды и инфраструктуры, обеспечивающей их деятельность, так и путем предоставления фирмам и исследовательским организациям технопарка ряда льгот и преимуществ.

Сравнительный анализ площадей территорий зарубежных (вверху) и российских (внизу) технопарков

Сравнительный анализ площадей территорий зарубежных (вверху) и российских (внизу) технопарков

Как мы убедились, представление о зарубежных технопарках у наших заинтересованных структур довольно поверхностное. Так, многие эксперты утверждают, что за рубежом успешно функционируют частные технопарки и, ссылаясь на примеры таких процветающих зарубежных технопарков, отвергают любые доводы относительно необходимости государственной поддержки технопарков в нашей стране. При этом никто из них не потрудился изучить причины, условия и процесс создания подобной инфраструктуры в других странах.

Обратившись к предыстории технопарков, которые ставятся в пример, обнаруживаешь, что нет ни одного технопарка мирового уровня, который был бы создан и развивался без государственной поддержки – прямой либо опосредованной. В большинстве случаев именно государство инициирует создание технопарков и затем в том или ином виде принимает участие в их управлении.

Повсеместно государства вкладываются в создание их инфраструктуры, дают на льготных условиях гранты на исследования, на первых порах поддерживают их налоговыми преференциями. Кстати, о «первых порах» в понимании создателей лучших зарубежных технопарков: там давно убедились на практике, что требуется 6-10 лет, чтобы запустить проект создания технопарка. То есть обеспечить техническое оснащение, насыщение всем тем, что делает технопарк привлекательным для бизнеса, а это технологическая, инженерная и институциональная инфраструктура, и – самое главное – механизмы и программы, дающие преимущества ведению бизнеса в технопарках. Признанный же успех к вышедшим на проектную мощность технопаркам приходит через 30-40 лет.

Рассмотрим для примера, какие условия для создания частных технопарков обеспечиваются в Турции. Государство, рассмотрев бизнес-план создания парка и убедившись в наличии частных инвестиций в проект, безвозмездно передает им земельные участки, освобождает их на 20 лет от НДС и социальных налогов, а также берет на себя финансирование стартапов резидентов. А частник-хозяин отвечает за инфраструктуру технопарка, за его выживаемость. Критерий оценки эффективности проекта – количество созданных в технопарке малых инновационных предприятий.

Соотношение государственных и частных технопарков в России

А теперь обратимся к отечественным реалиям. Первая волна формирования технопарков у нас пришлась на начало 1990-х годов. Это были годы, когда вся страна с энтузиазмом неофитов примеривала на себя рыночные механизмы, осваивала бизнес-лексикон. Моду на все «рыночное» на тот момент во многом задавала научная интеллигенция, и потому неудивительно, что большинство технопарков тогда были созданы при вузах, а также на базе государственных научных центров, в Академгородках и в наукоградах. В их числе – Томский научно-технологический парк, Зеленоградский научно-технологический парк Московского института электронной техники, научно-технологический парк «Башкортостан» Уфимского государственного авиационного технического университета, Обнинский научно-технологический парк «ИНТЕГРО» Обнинского института атомной энергетики, технопарк «Удмуртия» Удмуртского госуниверситета, «Технопарк Прикамья» в Набережных Челнах и многие другие. К 2000 году их количество достигло пятидесяти четырех.

И все технопарки создавались, что называется, самотеком, без всяких правил и стандартов, которых в этой сфере на тот момент просто не было, как не имелось ни одного запущенного на федеральном уровне механизма поддержки, ни одного института развития технопарков. Неудивительно, что ни один из технопарков той первой волны не соответствовал принятым сегодня критериям для технопарков.

Подавляющее большинство технопарков являлись структурными подразделениями вузов и не были нацелены на извлечение коммерческой прибыли за счет внедрения результатов научно-технических разработок в экономику. Так, поварившись пять – десять лет в собственном соку, то есть, не выйдя из младенческого для технопарков возраста, большинство из них прекратило свое существование. Единичными исключениями, подтверждающими правило, стали выжившие первопроходцы: технопарк МГУ, технопарк СПбГЭТУ.

В 2000 году решением Научно-технического совета Министерства образования РФ Технопарк СПбГЭТУ получил свидетельство о государственной аккредитации.

Отрицательный опыт – тоже опыт. Но только если его учитывать и делать правильные выводы. Что же случилось у нас? А случилась начавшаяся с середины «нулевых» вторая волна создания технопарков, импульс которой придало принятие Концепции долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года. В этом документе в том числе была определена необходимость формирования национальной системы поддержки инноваций, предусматривающая создание технопарков. Они и стали расти как грибы после дождя – в данном случае на них пролился дождь из бюджетных средств, выделенных в рамках ряда профильных программ. Это в том числе комплексная программа создания в РФ технопарков в сфере высоких технологий, подобная программа под эгидой Минэкономразвития РФ и реализуемая Минобрнауки РФ программа развития объектов инновационной инфраструктуры при вузах. И в результате к 2013 году было сформировано свыше 200 технопарков. Но беда в том, что они снова появились, что называется, на пустом месте: так и не была создана законодательная база, определяющая цели, задачи, принципы функционирования технопарков, их роль в национальной инновационной системе. Отсутствует четкая система их финансирования и мер государственной поддержки, а также критерии оценки их деятельности. Это сравнимо с ситуацией у школьных троечников: если ты в самом начале что-то недопонял, недоучил какой-то раздел, тему, образовавшийся пробел не позволит в дальнейшем успешно освоить предмет. В данном случае пробелы – нормативные, организационные, протекционистские – вполне очевидны. Результат закономерен: начиная с 2013 года количество технопарков в России вновь начало сокращаться. В настоящее время их насчитывается 179, а уже к концу этого года эта цифра может сократиться примерно вдвое.

Количественные показатели имеющейся инфраструктуры в технопарках

Причем здесь снова речь идет о «детской смертности» среди технопарков. Ведь технопарков, существующих более 20 лет, в России всего три, функционирующих от 20 до 10 лет – один, 100 организаций, действующих 3-5 лет, и еще 65 – от года до трех лет. Таким образом, в России 97% технопарков находятся на стадии создания или развития. То есть в зачаточной фазе и в зоне риска ликвидации. Как видим, этот риск очень высок.

Технопарки по форме, но не по сути

Важное уточнение: значительно сократится количество организаций, именующих себя технопарками. Именно такую формулировку мы использовали в нашей аналитической записке для Главного контрольного управления Президента.

Они по большинству позиций не соответствуют требованиям, содержащимся в ряде принятых в последние два года рамочных документов. В их числе – «Требования к объектам инфраструктуры технопарков, организации деятельности технопарков, перечню услуг и условиям их предоставления технопаркам в сфере высоких технологий», «Методические рекомендации о предмете деятельности, целях, задачах технопарка, структуре, управлении, имуществе и средствах, земельном участке, инженерной структуре и перечне услуг резидентов технопарка». А в конце прошлого и начале нынешнего года были организованы общественные слушания разработанного нашей ассоциацией проекта национального стандарта технопарка. В июне утвержден и опубликован ГОСТ «Технопарки. Требования». Увы, у большинства организаций, именующих себя технопарками, нет никаких шансов вписаться в эти стандарты.

Владимир Путин, Технопарк, Новосибирск

Президент РФ Владимир Путин в технопарке Новосибирского академгородка.

Этот неутешительный вывод подтверждается и в ходе начавшейся с 2014 года кампании по добровольной аккредитации технопарков, проводимой нашей ассоциацией. Успешное прохождение технопарком аккредитации означает, что на данной площадке имеется вся необходимая инфраструктура для содействия продвижению инновационного бизнеса, что там реализуются программы и мероприятия, направленные на снижение издержек. Это важный сигнал и стартаперам, и венчурным инвесторам. Наличие аккредитации помогает и менеджменту управляющей компании технопарка более убедительно отстаивать свои позиции в диалогах с руководством территорий – городов, регионов, при совместном решении вопросов, например, об обеспечении технопарку особого налогового режима, создании в нем бизнес-инкубатора и т.д. И таким образом устранить выявленные в ходе аккредитации недостатки. Однако успешно проходят аккредитацию единицы, отсев же огромен.

И что самое обидное, приходится выбраковывать многие технопарки, созданные при вузах. Ведь вузы на самом деле очень нуждаются в таком инструменте коммерциализации инноваций, но что они могут сделать в тех случаях, когда штат технопарка состоит из одного сотрудника, сидящего в кабинете площадью 20 квадратных метров с надписью «Технопарк» на двери? А надо сказать, такая картина вполне типична. Почему так? В том числе потому, что действующее законодательство запрещает вузам иметь долю в уставном капитале технопарков, таким образом лишая их заинтересованности размещать в технопарках свои Малые инновационные предприятия. А ведь многие ректоры готовы, закупая для вуза высокотехнологичное оборудование, вносить его в уставной капитал своих технопарков. Это, кстати, широко практикуется в зарубежных вузах и в итоге там все в выигрыше – и студенты, и научные руководители, и резиденты технопарков.

Сравнительный анализ площадей технопарков в России и за рубежом – что нож острый. Самый маленький технопарк в Германии расположен на пяти гектарах. Все остальные занимают площади – в 20, 60 и даже до 200 гектаров.

Самый большой сегмент составляют технопарки площадью от пяти до 20 гектаров – это считается оптимальным размером. В России же такими площадями располагают всего 20% технопарков, а 41% организаций, именующих себя технопарками, ютятся на площадках, не превышающих один гектар! Нигде в мире такого нет! Впрочем, имеется у нас и технопарк, расположенный более чем на 200 га, – это Сколково!

Еще больше удручает сравнительный анализ инфраструктуры зарубежных и отечественных технопарков и предоставляемых ими услуг. Здесь мы тоже обратились к мировому опыту, в соответствии с которым услуги были условно поделены на четыре категории. Первая группа услуг – консультационная поддержка и сервисы по коммерциализации проектов (бизнес-ангелы, сопровождение проектов, менторство, помощь в составлении бизнес-планов, помощь в прототипировании, «одно окно» для решения организационных проблем и т.д.). Вторая группа – доступ к высокотехнологичному оборудованию и лабораториям. Третья – дополнительные услуги – медицинские, рекламные, банковские, почтовые и т.д. И четвертая – предоставление площадей в аренду.

Как выяснилось, российские технопарки в первую очередь преуспели в раздаче арендных площадей. Что касается услуг из первой группы, то об их предоставлении заявили около 20 технопарков. Подчеркиваю: только заявили, речь сейчас не идет о качестве этих услуг. Доступ к высокотехнологичному оборудованию, что считается ключевой услугой в технопарках во всем мире, обеспечивают от силы десять отечественных технопарков. Но эта плачевная ситуация – не вина, а беда технопарков, не располагающих необходимыми ресурсами.

Что касается количественных показателей технологической инфраструктуры, то здесь речь идет о требованиях к технопаркам о наличии бизнес-инкубаторов, центров прототипирования, лабораторий, инжиниринговых центров и т.д. На сегодня у нас только в 30 технопарках есть бизнес-инкубаторы – а это важнейший ресурс. Собственными инжиниринговыми центрами располагают еще меньше технопарков. А венчурные фонды? Невозможно представить без них ни один зарубежный технопарк. А в наших технопарках их – практически ноль. Центров коллективного пользования в технопарках – считанные единицы. Словом, картина безрадостная.

Еще один ключевой критерий оценки технопарков – роль образовательных и научных организаций в их деятельности. Во всем мире большинство наиболее успешных технопарков сделаны в виде кампусов. У нас же фактически вузы сами по себе, технопарки, даже созданные при этих вузах, – сами по себе. А ведь технопарк без науки не живет, и невозможно создавать проводящую инфраструктуру в отрыве от НИИ и вузов – от науки, разработок. Получится профанация. Что мы и имеем во множестве случаев.

В итоге наш сравнительный анализ привел к неутешительному выводу: предметно говорить о реальных зачатках технопарков в России сегодня можно применительно максимум к 20 организациям, носящим это название.

Сегодня - технопарк, завтра - кластер

Представьте картину из пазлов: если хоть одного пазла будет не хватать, картина не сложится. Тот же принцип действует и в экономике. Она выстраивается по определенной модели: сначала НИОКР, потом внедрение разработки, затем производство в промышленных объемах. И, по логике, все фазы этого по сути единого процесса должны объединяться общей системой и методологией управления, единым алгоритмом, обеспечивающим четкую последовательность действий и эффективность каждого этапа. В идеале выпестованные в технопарках стартапы, набрав силу, должны разрастаться и переходить в индустриальные парки, где благодаря действующему комплексу мер господдержки успешно осуществлять в промышленных масштабах производство наукоемкой продукции. И – вот вам экономика знаний, шестой технологический уклад. Однако в этой благостной картине не хватает одного пазла – технопарков как проводящей структуры, способной генерировать новые инновационные компании. Технопарки в их нынешнем виде просто не в состоянии выполнять эту ключевую роль.

Количество предоставляемых в технопарках услуг

Для того чтобы технопарки соответствовали своему предназначению, им необходимо на законодательном уровне обеспечить льготный налоговый режим и другие преференции, которые сейчас предоставлены индустриальным паркам. Деятельность последних регулируется отдельным законом, для них предусмотрен комплекс мер господдержки, в том числе субсидирование процентных ставок по кредитам, меры поддержки частных индустриальных парков по линии Мин-экономразвития и т.д. В результате и губернаторам на местах представляется более выгодным делать ставку именно на них. Тем более в регионах вполне хватает и свободных территорий для гринфилдов, и старых производственных площадок с готовой «инженеркой». Ведь индустриальный парк – это, по сути, площадка с коммуникациями, на которую в первую очередь приходит крупный бизнес. Иностранным инвесторам очень выгодно размещать в них свои производства – они значительно снижают там свои издержки. И для губернаторов, которые управляют регионами от выборов до выборов и которым поэтому важно показать свою эффективность уже сегодня, велик соблазн сосредоточиться на том, что может дать быстрый эффект. Технопарк же – дело сложное, затратное, его вывод на проектную мощность составит минимум десять лет, то есть два срока нахождения команды этого губернатора у руля управления регионом. И к тому же какие меры государственной поддержки предусмотрены для технопарков? Ни субсидирования процентных ставок по кредитам, ни собственного фонда, – ничего! Известно: кредиты – эффективный инструмент для развития бизнеса, те, кто их берут, тем самым подтверждают, что они уверены в перспективах своего бизнеса, готовы его развивать. В ходе нашего исследования выяснилось, что на сегодня только два отечественных технопарка претендуют на получение кредита: Новосибирский и Мордовский. Вот вам показатель состояния дел в этом сегменте: если управляющая компания технопарка не может взять кредит, значит, она не уверена в его будущем – ведь это высокорисковый сектор.

В свою очередь, российские финансовые институты избегают работать со стартапами именно в силу их высокорисковой природы. Мне недавно довелось принимать участие в заседании Российской ассоциации венчурного инвестирования. С участием представителей руководства крупнейших банков и венчурных компаний обсуждались в том числе вопросы, связанные с финансированием инновационных проектов. Когда мне дали слово, я сказал о том, что невозможно обсуждать такие темы, не создав прежде условия для появления инноваций, то есть необходимую проводящую инфраструктуру. Это все равно что пытаться сделать сразу второй шаг вместо первого. Ведь до сих пор наши технопарки не получили ни рубля на коммерциализацию продуктов. Вопрос: и куда деваться, к примеру, аспиранту технического вуза с шикарной инновационной идеей, которую надо коммерциализировать? И что мы получаем в сухом остатке?

Половина созданных в регионах индустриальных парков стоят пустыми: иностранцев на эти площадки заманить не получилось, а отечественным высокотехнологичным компаниям откуда взяться, если у нас до сих пор почти нет полноценных технопарков, то есть структуры, которая призвана их создавать и воссоздавать.

До сих пор не существует ни одной государственной программы, направленной на развитие и поддержку резидентов и управляющих компаний технопарков. В итоге перспективная молодежь из страны уезжает. В том числе в соседнюю Беларусь, где создан Парк высоких технологий, поддерживаемый всеми возможными преференциями. А с кем мы будем воссоздавать отечественную инновационную экономику?

Сегодня на различных форумах мы обсуждаем планы по обустройству особых экономических зон, территорий опережающего развития, созданию кластеров – промышленных и инновационных, придумываем новые механизмы системной государственной поддержки промышленности и инноваций. Развивая эту тему, обратимся вновь к мировому опыту и возьмем для примера то, что у всех на слуху: Кремниевую долину. Одни эксперты называют ее технопарком, другие – кластером. В действительности правы и те, и другие. Дело в том, что Кремниевая долина в свое время начиналась с технопарка, который стал драйвером создания этого технологического кластера, он был побудителем для окружающих предприятий к технологической модернизации, повышению производительности труда. И в результате технопарк, со временем обрастая новыми предприятиями-аутсорсерами, венчурными фондами, банками, страховыми компаниями, которых он притягивал, эволюционировал в кластер.

Таким образом, технопарк – это, в идеале, будущий кластер. Но очень тяжело убеждать наших чиновников, занятых кластерной тематикой, что любой – хоть инновационный, хоть промышленный – кластер должен иметь ядро, стержень, катализатор развития в виде технопарка, являющегося генератором новых проектов, новых видов продукции. Без такого генератора идей кластеры рискуют превратиться в регрессирующих производителей одного продукта.

К тому же, как явствует из основ кластерного развития, в кластере должны постоянно проводиться мероприятия, направленные на повышение конкурентоспособности, НИОКРы. Открытость и конкурентность – непременные условия выживания и развития кластера. В наших же кластерах открытость зачастую отсутствует – их создают даже в ЗАТО. И, как правило, внутри кластеров отсутствует источник создания новых технологий в виде технопарка. И в этом на сегодня видится очень болезненная в плане последствий ошибка промышленной политики в части формирования технопарков и кластеров: осуществляются попытки подняться на более высокую ступень развития высокотехнологичного сегмента, так и не создав основы для такого продвижения. Но невозможно построить дом, не заложив фундамента. И нам в качестве такового необходимо воссоздание системы, позволяющей знания и опыт превращать в бизнес. 

Умным стартапам - умную поддержку

Прежде всего речь идет о государственной поддержке. Сегодня участие государства в развитии технопарков в России крайне неэффективно. И это при том, что федеральные средства, направленные на развитие технопарков, к настоящему моменту составили в общей сумме 54 млрд рублей. Порядка 60% этой суммы израсходованы на Сколково. Минкомсвязи РФ в рамках своей завершившейся профильной программы израсходовал 25% этих средств, Минобрнауки освоил 17%, Минэкономразвития – 1%. Суммы более чем значительные, чего, увы, не скажешь по поводу эффекта от вложений.

Средства федерального бюджета, направленные на создание технопарков (54,6 млрд. руб.)

Сейчас ситуация понемногу стала меняться. В принятом 30 октября 2014 г. постановлении Правительства РФ «Об отборе субъектов Российской Федерации, имеющих право на получение государственной поддержки в форме субсидий на возмещение затрат на создание инфраструктуры индустриальных парков и технопарков» определены четыре ключевых ведомства, занимающиеся вопросами создания и развития технопарков. Это Минэкономразвития РФ, Минобрнауки РФ, Минкомсвязи, в чьей компетенции – технопарки в сфере высоких технологий, и Минпромторг РФ, отвечающий за промышленные технопарки. Таким образом, сделан первый шаг к созданию в правительстве точки входа, где можно решать проблемы технопарков, подавать и обсуждать предложения по повышению эффективности. Следующим шагом должно стать создание единого уполномоченного органа на уровне Правительства РФ, который бы координировал деятельность федерального центра и регионов в вопросах создания и развития технопарков. Отсутствие такого координатора с самыми широкими полномочиями затрудняет разработку программных мероприятий, формулирование и утверждение расходных бюджетных обязательств, в том числе на уровне субъектов РФ.

Необходимо также преодолеть ведомственную разрозненность в вопросах ведения проблематики технопарков. Надо сказать, что эта разобщенность «кураторов» технопарков – не столько их вина, сколько беда, обусловленная затянувшимся отсутствием единой государственной стратегии в этой сфере. В результате каждое ведомство пытается создать собственные правила игры, задействовать собственный инструментарий для решения отраслевых задач. Кто-то сосредоточивает усилия на развитии бизнес-инкубаторов, кто-то – всячески продвигает индустриальные парки и технико-внедренческие ОЭЗ. А все вместе, по сути, выполняют одну и ту же задачу – по созданию механизмов коммерциализации инновационных проектов. А в итоге распыляются силы и государственные ресурсы.

Обобщив информацию в аналитической записке, Ассоциация технопарков в сфере высоких технологий подготовила на ее основе целый ряд предложений, направленных на совершенствование законодательства в нашей сфере.

 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или войдите в систему через наш сайт или одну из социальных сетей для того, чтобы оставить комментарий.