Бизнес. Власть. Общество. Эффективность
Население:
12 655 050 человек (2021)
Предприятия:
ВВП 1044 млрд USD
Средняя зарплата:
91 420 RUB (1 483 USD)
Население:
4 545 942 человек (2021 год)
Предприятия:
ВРП 140 млрд рублей
Средняя зарплата:
43 154 рубля (2020 год)
Население:
818 570 чел. (2021 г.)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 168,8 млрд руб. (77 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
32 226 рублей
Население:
3 660 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 950 млрд руб. (20 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
45 600 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
1 646 100 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 3 348 млрд руб. (2 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
56 300 рублей (2014 год, Росстат)
Население:
536 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 1 509 млрд руб. (10 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
64 200 рублей (2014 г., Росстат)
Население:
3 855 037
Предприятия:
Татарстан является 6-м по объёмам производства в России (ВРП - 1 трлн 520 млрд р.)
Средняя зарплата:
27,6 тыс. рублей
Население:
3 442 810 чел. (2021)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг - 1 218 млрд руб. (14 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
Средняя зарплата - 38693 рублей (2020 год, Росстат)
Население:
5 388 759 чел. (2021 г.)
Предприятия:
1103
Средняя зарплата:
47 178 рублей
Население:
145 975 300 чел. (2021 г.)
Предприятия:
ВВП 1,47 трлн. долларов
Средняя зарплата:
30 000 рублей

Спасатель рассказал о «кадровой чехарде» в элитном подразделении

6053 тематика: Лина Корсак

Профессионалы высшего класса предпочитают увольняться

Появление способов высокоточного прогнозирования стихийных бедствий, безусловно, сделало нашу жизнь безопаснее.  Техника помогает получать предупреждения о землетрясениях, ураганах или потопах. Но, даже не смотря на технологический прорыв, гарантировать безопасность на все сто, никто не может. И примеры тому наводнение в Крыму,  пожары в Иркутской области и Якутии… Не говоря уже о непредсказуемых техногенных катастрофах. В моменты,  когда человек сам не может справиться с ситуацией, ему на помощь приходят спасатели. Однако, и спасатель спасателю рознь. Есть ситуации, с которыми под силу справиться местным формированиям, а есть, где в бой вступает спасательный спецназ.

 

Спасательная элита

В системе МЧС существуют два отряда спасателей экстра-класса: Центр спасательных операций особого риска «Лидер», состав которого представлен в основном офицерскими кадрами, и гражданский аэромобильный спасательный отряд МЧС России «Центроспас». Это, без преувеличения, российская спасательная элита.

Недавно ряд СМИ забили тревогу: опытные спасатели покидают «Центроспас». А что если настанет момент, когда спасать нас в случае нужды будет некому? Корреспондент издания встретился с одним из спасателей элитного подразделения, чтобы  расспросить о ситуации в отряде.

Центроспас – специальный отряд международного уровня, появился в системе МЧС в 1992 году. За почти тридцатилетнюю историю на его счету сотни тысяч спасенных жизней, как на территории России, так и за ее пределами. Основные  задачи - аварийные и поисково-спасательные операции при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

До недавнего времени попасть в отряд «универсальных солдат» было под силу только настоящим профессионалам. Помимо отменного здоровья и физической подготовки, кандидат должен был обладать еще рядом вспомогательных профессий: альпинист, парашютист, водолаз, судоводитель… Чем больше, тем лучше. Ни одна катастрофа в точности не повторяется, и предугадать наперед, какой навык окажется жизненно важным - не возможно.

«Кровопускание»

Андрей Аникеев, спасатель международного класса,  работает в Центроспасе  МЧС России в должности заместителя начальника поисково-спасательной службы. В отряд пришел в 1998 году.

- Ситуация в отряде стала кардинально меняться с сентября 2020 года,- рассказывает спасатель, - Именно тогда на должность начальника был назначен Евгений Линейцев. Для начала он стал перестраивать систему реагирования и взаимоотношений в отряде. Раньше в случае чрезвычайной ситуации дежурная смена сразу же собиралась и вылетала на ликвидацию. Сейчас принято решение в таких ситуациях вызывать сотрудников из дома. То есть люди заняты своими личными делами, а им приходит распоряжение в течение полутора часов явиться на базу с рюкзаками и вылететь...

Любой здравомыслящий человек понимает, что это просто не возможно. Кто-то живет далеко, кто-то вообще может уехать в свой законный выходной. Как быть в таком случае? Вопрос.

Но все наши попытки «достучаться» до руководителя оказались тщетны. Как итог, практически сразу, в течение месяца, уволился начальник отдела кадров Анатолий Козырь. Он так и сказал: «Я закон нарушать не буду. Ваши приказы расходятся с действующим законодательством Российской Федерации».  Следом за ним ушел заместитель начальника отряда по поисково-спасательным работам Игорь Акмаев.

- У вас тоже не сложились отношения с новым начальником?

- Конфликт начался с того, что мне было предложено взять в смену на должность спасателя женщину. Взять можно, но работать она не сможет. По трудовому законодательству есть ряд ограничений для женского труда. Например, женщина не может единоразово поднимать более 15 килограммов, а у нас  оборудование весит больше. Я акцентировал на это внимание, но мне было повторно сказано: «надо взять». Я отказался. Несмотря ни что, на индивидуальных основаниях ее все же приняли. Я запретил допускать ее к работе, после чего меня перевели из Москвы в Жуковский, с более неудобным графиком работы. Объявили выговор незаконно. Я пытался его оспорить, но реакции не было. Сейчас я планирую подавать в суд.

- А как другие сотрудники?

- За это время уволили (либо вынудили уволиться) или перевестись на рядовые должности практически все бывшее руководство.

- А основание для увольнения? Не возможно же на пустом месте сотрудника уволить?

- Оказалось, что можно. К примеру, Павлу Старицкому, начальнику ПСП в Жуковском, было предложено перевестись на 5-ти дневную рабочую неделю, вместо суточного графика. Он отказался. Тогда на него было наложено дисциплинарное взыскание, после которого последовало увольнение. Дмитрия Кондрашова, начальника ПСП ПСС, уволили с аргументацией, что он более четырех часов отсутствовал на рабочем месте. Хотя человек отпросился, и руководитель его отпустил. И есть сотрудники, которые могут это подтвердить. Но никто не хочет даже вникать.

- А как сам Линейцев объясняет внезапные кадровые пертурбации?

-Он ссылается на приказ о реорганизации. Мол, нужны новые кадры, кровь надо обновлять. Несомненно, этому нельзя возразить, но молодых еще надо научить. А это длительный и финансовозатратный процесс. Наши спасатели освоили каждый от десяти до 25 различных специальностей, многие из них необходимо ежегодно подтверждать, получать сертификаты.

- Вы обращались к вышестоящему руководству?

- Да, в министерство. Дело в том, что мы же всегда являлись государственным казенным учреждением, то есть полностью были на балансе государства. Сейчас же отряд хотят переделать в полукоммерческую организацию. Вот только боевая способность подразделения из-за этого страдает. И, как я думаю, с этим связан карт-бланш, который дан руководству отряда.

 

Тариф на спасение

Из письма замглавы МЧС Андрея Гуревича руководителю ведомства Евгению Зиничеву от 20 мая 2021 года, на которое ссылаются «Известия», следует, что в Центроспасе будет определен ряд платных услуг, за счет чего предприятие сможет ежегодно зарабатывать 74 млн рублей. Изменение позволит значительно расширить деятельность отряда и улучшить материально-техническую и учебную базу отряда, написал замглавы МЧС.

Согласно документу, спасатели смогут оказывать и коммерческие услуги. Например, на платной основе заниматься медико-санитарной эвакуацией, медицинским сопровождением больных, обследовать подводные потенциально опасные объекты, обслуживать опасные производственные объекты, заниматься дополнительным профессиональным образованием, сопровождать туристов и обеспечивать безопасность культурно-массовых мероприятий.

Еще до знакомства с Андреем от ряда сотрудников Центроспаса я слышала, что сама идея монетизировать их работу кажется людям просто кощунственной. О каких деньгах может идти речь, когда человеку необходима помощь? А как быть тем, у кого этих денег нет? Кто их будет спасать? Грядущая реорганизация породила массу вопросов. Вот только ответов на них так никто и дает.

Конечно, само по себе это не ново. В России, как и в ряде других стран, уже давно существуют платные службы спасения и даже скорая медицинская помощь, пожарная охрана и другие услуги, связанные с вопросами безопасности. В интернете найти их совсем не сложно. Тарифы на рыночном уровне.

К примеру, на портале платных услуг единой службы спасения стоимость одного вызова составляет 4 тысячи рублей. Центр экстренной помощи в чрезвычайных ситуациях (ЦЭПЧС), созданный в 2015 году, как первая платная служба спасения в России, чуть дороже – 5 тысяч. Правда, с припиской, что все дополнительные услуги оплачиваются отдельно.

Бесспорно, и такие службы должны быть. Только не вяжется коммерция с элитными подразделениями. Да и сами люди, посвятившие свою жизнь этой не простой, но благородной профессии, не могут понять, как это оценивать человеческую жизнь по фиксированному тарифу.

Андрей рассказал, что отряд всегда старался помимо основной своей работы, оказывать помощь в обучении спасателей-добровольцев, для подростков экскурсии устраивали с целью популяризации профессии. И все это было на безвозмездной основе. Как будет теперь - никто не знает.

Чудеса, да и только

Есть во всей этой истории еще один удивительный момент. Согласно документам, нынешний руководитель Центроспаса уже ранее работал в отряде, и не кем-то, а начальником группы. Целых 4 года 11 месяцев и 29 дней, это указано в  протоколе заседания комиссии (имеется в распоряжении «МК»). Вот только, по словам сотрудников, вспомнить его никто не может. Чудеса просто.

- После прошедших публикаций в СМИ в отряд прилетала комиссия из центрального аппарата МЧС. Целых два замминистра – Андрей Гуревич и Виктор Яцуценко. Что-то изменилось?

- О том, что они должны прилететь, никто и не знал. А когда нам сообщили, то большинство сотрудников физически не смогли приехать в Жуковский. Совещание прошло в узком кругу, с минимумом личного состава. Как я понял, в итоге было подтверждено, что наверху политику Линейцева полностью поддерживают. А значит, об отмене его решений речь не идет.

Еще одним непонятным нововведением, озвученным руководством, стала перспектива перевода спасателей на пятидневную рабочую неделю. Вместо суточного графика. Объясняется это проведенным анализом и данными статистики, согласно которым большинство чрезвычайных ситуаций происходят в дневное время суток. Но это всего лишь статистика. К слову, трагедия на Чернобыльской АЭС произошла в 01:23 ночи.

- За этот год уровень профессионализма отряда значительно снизился?

-Точную цифру я вам не скажу, но уволилось примерно человек 60 сотрудников, из них приблизительно 20 опытных спасателей. И еще часть сотрудников уверены, что им придется уйти, и уже ищут себе работу в другом месте. Численность отряда была 600 человек, из 200 человек спасателей. Так что, сами судите. На их место приходят новички, не лучшие представители профессии. Этому тоже есть объяснение: руководить, мягко говоря, не очень думающими людьми в разы проще. Вот только велика вероятность, что завтра это может обернуться трагедией.

Пока не исчезнет последняя надежда

Уникальность отряда еще и в том, что большинство спасателей аттестованы по стандартам Международной консультативной группы ООН по поиску и спасению (ИНСАРАГ). Это высшая квалификация. Российская команда признана одной из лучших в мире и этому есть объяснение.

- Это такая русская особенность, - пояснил собеседник, - мы можем работать столько, сколько нужно. Иностранцы в большинстве своем четко соблюдают трудовое законодательство, то есть отработали четыре часа в завале, потом обязательно отдых. Мы же работаем, пока не исчезнет последняя надежда, что внутри остались живые люди.

Часть представителей Центроспаса успешно работают и преподают в Российско-Армянском и Российско- Сербском центрах гуманитарного реагирования.

***

Для Андрея, равно как и для большинства его коллег, их деятельность уже давно не ассоциируется с понятием «работа». Это образ жизни. А отряд принято считать второй семьей. И тем больнее наблюдать его медленную гибель. Но как люди, привыкшие смотреть прямо в лицо любым трудностям, они и сейчас готовы бороться до последнего.

«Пока не исчезнет последняя надежда»…

 

 Лина Корсак