Бизнес. Власть. Общество. Эффективность
Население:
12 655 050 человек (2021)
Предприятия:
ВВП 1044 млрд USD
Средняя зарплата:
91 420 RUB (1 483 USD)
Население:
4 545 942 человек (2021 год)
Предприятия:
ВРП 140 млрд рублей
Средняя зарплата:
43 154 рубля (2020 год)
Население:
818 570 чел. (2021 г.)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 168,8 млрд руб. (77 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
32 226 рублей
Население:
3 660 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 950 млрд руб. (20 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
45 600 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
1 646 100 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 3 348 млрд руб. (2 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
56 300 рублей (2014 год, Росстат)
Население:
536 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 1 509 млрд руб. (10 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
64 200 рублей (2014 г., Росстат)
Население:
3 855 037
Предприятия:
Татарстан является 6-м по объёмам производства в России (ВРП - 1 трлн 520 млрд р.)
Средняя зарплата:
27,6 тыс. рублей
Население:
3 442 810 чел. (2021)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг - 1 218 млрд руб. (14 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
Средняя зарплата - 38693 рублей (2020 год, Росстат)
Население:
5 388 759 чел. (2021 г.)
Предприятия:
1103
Средняя зарплата:
47 178 рублей
Население:
145 975 300 чел. (2021 г.)
Предприятия:
ВВП 1,47 трлн. долларов
Средняя зарплата:
30 000 рублей

Детективная история Дениса Искакова

2545 тематика: Глагол, Елизаветта Копнова

Интервьюер:  Елизаветта Копнова

Елизаветта Копнова: В рамках нашего экспертно-образовательного проекта «Метод 2.0» наша беседа сегодня будет о безопасности. Наш эксперт - частный детектив из Екатеринбурга Денис Искаков.

Добрый день, Денис!

У вас редкая и необычная профессия – частный детектив. Про детективов пишут книги, снимают фильмы, сериалы и мультфильмы. Создается образ универсального борца с беззаконием и преступностью, который противостоит коррумпированным чиновникам и полицейским, помогает бедным и слабым, и даже стреляет как Джеймс Бонд. Складывается стереотип о частном детективе, который можно выразить словами песни Гениального сыщика из «Бременских музыкантов»: - «как лев сражаюсь в драке. Тружусь я, как пчела. А нюх, как у собаки, а глаз, как у орла».

Насколько созданный кинематографом образ соответствует реальности?

Денис Искаков:  Все что показывают в кино и на телевидении в основном художественный вымысел. Думаю  процентов на девяносто. Но противостоять коррумпированным сотрудникам судов, правоохранительной системы действительно приходится. Возможность использовать оружие у частного детектива тоже есть – это предусмотрено законом о детективной деятельности. То, что действуя в интересах заказчика приходится много работать и использовать специальную аппаратуру, которая нам разрешена законом для осуществления сбора информации – тоже верно. Можно согласиться с тем, что трудиться приходится, как пчеле и, благодаря спецаппаратуре, глаз как у орла. Отмечу, что работа детектива требует специальных знаний и подготовки. Это тяжелая работа и романтики, как показывают в кино, в ней мало.

Елизаветта Копнова: Расскажите, чем занимается частный детектив, что он может делать и что ему запрещено?

Денис Искаков: Чаще всего  приходится заниматься розыском пропавших людей, которых полиция по тем или иным причинам разыскать не может и супружескими изменами – сейчас довольно частая практика заключения брачного контракта, а установление измены может быть ключевым моментом для последующего за разводом раздела имущества.

Занимаюсь расследованием экономических преступлений. Экономические преступления считаются самыми сложными и запутанными. В полиции много хороших специалистов, но в большинстве случаев по такому заявлению будет отказной материал, проще говоря -  разбирайтесь сами в гражданско-правовом порядке.

Собираю досье на контрагентов заказчика, проверяю организации и руководителей. Бизнесменам это нужно при заключении сделки - быть уверенным в своем партнере. Проверяю соискателя при приеме на работу на предмет наличия компрометирующих материалов, судимостей, отзывов с прежнего места работы, провожу анализ трудовой деятельности - это для тех, кто пускает незнакомого человека в свой дом в свою семью, например нянечку для детей, репетитора, садовника…

Проверяю помещения и транспорт на наличие незаконно установленной аппаратуры для слежки: прослушки, маячков, трекеров и тому подобное.

Провожу наружное наблюдение. Наблюдение - это незаменимый метод получения объективной информации и конкретики в семейных делах, розыске, различных проверках, сборе информации, в уголовных расследованиях. Бывает, родители замечают изменения в поведении ребенка-подростка. Хотят убедиться, что у него все в порядке. Бывают случаи неадекватного поведения при уходе за ребенком или пожилым человеком со стороны няни или сиделки. Как я уже раньше сказал, следим за «второй половинкой», когда клиент хочет убедиться в верности супруга.

Два-три автомобиля, девушка с элегантной внешностью, студент с лохматой шевелюрой и рюкзачком за спиной, старичок с собачкой на поводке, обычные прохожие, но все они – часть моего спектакля под названием «наружное наблюдение». Выглядит всё как в остросюжетном фильме. Такое мероприятие всегда тщательно готовится, правильно подбирается состав групп. Потеря объекта или расшифровка «актеров» означает срыв контракта. Наши актёры заслуживают «Оскара». Но на телеэкраны им нельзя. Впереди еще много интересных сцен.

Конечно у нас строгие ограничения по применению нашего оборудования и осуществлению слежки. Много проблем с оружием – необходимость лицензии, оружейная комната, допуск и так далее, применение физической силы или спецсредств. Говорить об ограничениях можно долго, они все содержаться в Федеральном законе «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Скажу основное: если в ходе проводимых мероприятий становится известно о фактах готовящихся, совершаемых или совершенных преступлений, я обязан сообщить о них в правоохранительные органы, детективу нельзя выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов, нельзя совершать действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество граждан.

Елизаветта Копнова: Денис, расскажите, что отличает работу детектива от работы полицейских? Почему люди идут к вам, а не в полицию?


Денис Искаков:  Во-первых, частный детектив работает в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов, я заинтересован в выполнение своей работы, потому что оплачивает клиент. Он ждет от меня грамотных действий, независимого расследования и объективного. Я не являюсь защитником, я являюсь экспертом своего дела, могу работать по различным видам преступлений, моя позиция не зависит от установок начальства или загруженности другими, не менее важными делами.

У дознавателя, оперативника, следователя полиции или СК нет возможности выбора дел – он расследует то, что ему расписал руководитель. Есть ли опыт, склонность, интерес к расследованию дела – никто там не спрашивает. Кроме этого дела сотрудник полиции или СК ведет, как правило, еще несколько разных дел. В силу загруженности, отсутствия опыта или желания, расследование может затягиваться или быть прекращено, например за истечением сроков.

У детектива таких проблем нет. Я сам отбираю дела, которые мне интересны и я уверен, что с ними справлюсь. Я организую свое время и составляю план и перечень необходимых мероприятий. В работе мне помогают большой опыт, хорошие связи, нестандартные возможности поиска нужной информации и партнерство с грамотными специалистами и экспертами.

Когда я только начинал работу в полиции, произошло происшествие, которое меня сильно возмутило и послужило хорошим уроком – всегда следовать нормам права и присяге, и никогда не выполнять преступные приказы. При патрулировании территории экипаж  ППСМ Ленинского района, ночью на автобусной остановке обнаружил повешенного человека.

Чтобы не расследовать данное происшествие, сотрудники ППСМ решили перевесить труп на другую остановку, расположенную на территории Верх-Исетского района. Этой же ночью патруль ППСМ Верх-Исетского района, увидев у себя на территории повешенный труп, перевесил его обратно на остановку, расположенную на территории Ленинского. И такое «перевешивание» продолжалось более пяти раз за ночь.

Когда все это вскрылось, то установить причину смерти уже не представлялось возможным, потому, что сотрудники ППСМ своими действиями уничтожили все следы возможного преступления.

Тогда я извлек ценный урок на чужом опыте, что нужно расследовать преступление, как только оно было выявлено и лучше жесткий контроль руководства, чем уголовное дело за сокрытие преступления. Жизнь подсказывает, что не все сотрудники полиции выполняют свои обязанности так, как того требует закон и присяга.

Люди приходят к детективу, когда понимают, что полиция помочь не может, или видят, что полицейский не объективен. Иногда у потерпевшего есть на руках факты, которые указывают на «заинтересованность» сотрудника полиции в определенном исходе дела, а использовать он их не умеет или боится. Тогда человек приходит ко мне, я проверяю имеющуюся у него информацию и пишу рапорт своему куратору из правоохранительных органов – сообщаю о выявленном преступлении.

Елизаветта Копнова: Понимаю. История, которой вы поделились просто ужасная. Профдеградация какая-то – ведь это люди, от которых мы ждем помощи. В связи с тем, о чем вы рассказали, какими качествами, навыками, образованием должен обладать человек, который выбирает профессию детектива?

Денис Искаков:  В моем случае это упертость. Я буду стоять на своем и пойду до конца, если уверен в своей правоте. Пунктуальность. Методичность. Опыт.

Я три года проработал в уголовном розыске оперативным сотрудником. У меня профильное образование - закончил Институт прокуратуры Свердловской юридической академии – одного из лучших юридических ВУЗов страны. Без опыта работы в полиции и высшего образования лицензию частного детектива не получить. Именно поэтому на всю огромную Свердловскую область только двадцать две выданных лицензии на детективную деятельность.

И самое главное, работа должна нравиться. Когда я работал в милиции, в уголовном розыске, мне очень нравилось вести расследования. Предвидеть действия преступника по тем фактам и уликам, которые были в моем распоряжении. Вести наблюдение и днем и ночью, и даже тогда, когда находишься на отдыхе.

Например, был случай, когда долго не могли поймать одного персонажа, который находился в розыске, даже уже не помню, за что. Прописан он был в квартире дома, расположенного неподалеку от нашего отдела. Поэтому наведывались мы туда достаточно часто, в напрасной надежде застать его дома и задержать. Масло в огонь подливало начальство, требуя от нас результатов.

Однажды, закончив работу глубокой летней ночью, мы с коллегой решили прогуляться по привычному уже маршруту. Убедившись, что дома никого, мы спустились, вышли из подъезда и устроились на перекур, присев на капот припаркованной машины. На улице было очень темно и достаточно тихо. Фонари на улице не горели, вокруг ни души.

Напарник закурил очередную сигарету и вдруг, откуда ни возьмись, из темноты вынырнул мужчина и попросил у нас прикурить. Напарник протянул зажигалку, и когда тот щелкнул, затягиваясь, мы увидели его лицо, освещенное ярким огоньком – это же наш неуловимый субъект! Долго думать я не стал, быстро вынул наручники и скрутил парня.

Когда уже привели задержанного в отдел, он признался, что все то время, пока мы не прекращали попытки его поймать, он прятался в заброшенном доме. А сегодня, дождавшись поздней ночи, решил сходить домой, чтобы забрать кое-какие вещи. Тут еще и отсыревшие спички подвели. Вот так наша упертость помогла в задержании преступника.

 Елизаветта Копнова: Интересная история. Вы можете привести пример ситуации, рассказать что-то из вашей детективной практики, что вам больше всего запомнилось и произвело впечатление? 

Денис Искаков:  Есть дело, которым я как раз занимаюсь. В нем переплелись коррупция и тяжкое преступление - покушение на убийство.

Ко мне обратился потерпевший, у которого сожгли «Лексус» прямо в центре города, прямо под камерами. По его словам на протяжении целого года следователь не сделал практически ничего, мало того, он даже успел прекратить уголовное дело в связи с тем, что ему, якобы, не удалось установить подозреваемых.

Заключив с клиентом договор на независимое расследование, я подготовил уведомление и направился в отдел полиции для знакомства со следователем. Когда пришел туда, то был слегка шокирован: следователи были без форменной одежды, на мои попытки вручить уведомление, это необходимая процедура, отвечали агрессией.

В своей многолетней практике я много раз встречал недоверие к себе со стороны сотрудников следственных и оперативных органов, и это всегда оказывалось признаком коррупции. Ведь когда следователь или опер имеет желание раскрыть преступление, которое у него в производстве, то помощь частного детектива ему только на пользу. А если он не рад моему присутствию, значит что-то скрывает.⠀

Итак, следователь от моей помощи отказалась, заявив, что дело закрыто в связи с тем, что подозреваемые не выявлены. В ответ я напомнил, что как минимум один подозреваемый у нас есть: накануне поджога человек прямо заявил потерпевшему, что машина будет сожжена.«Мы его вызывали, но он к нам не приходит», - парировала следователь.

Действительно, весомый аргумент для закрытия дела, ничего не скажешь. Заявление моё дежурный не принял и ушел. Пришлось регистрировать его через канцелярию.

Ожидая ответов, я начал расследование поджога. И внезапно, через несколько дней, у моего клиента среди ночи поджигают еще одну машину, прямо на территории его частного дома. К счастью, он в это время не спал и смог потушить пожар. Иначе мог погибнуть в огне вместе со своей семьей.

И этот поворот в корне меняет дело – это уже покушение на убийство. Становится понятно, что никакой случайностью здесь и не пахнет.Мои подозрения, что в местной полиции есть либо «крот», либо утечка информации, укрепились.

При проверке я выяснил, что в ночь поджога мой подозреваемый был далеко от места преступления, но не спал, а разговаривал по телефону. У меня появилась версия, что мужчина просто поручил устроить поджог кому-то другому, но контролировал все по телефону. В процессе достаточно сложной проверки версия подтвердилась.

Я смог установить личность поджигателя, получив видео с камер на месте преступления. Пытаюсь заставить следователя приобщить все, что я накопал, к делу. И тут происходит третий поджог машины моего клиента, что окончательно развеивает мои сомнения по поводу сливов информации кем-то в погонах.

Коррупционеров я очень не люблю, зато люблю выводить их на чистую воду. В данном конкретном случае решено было ловить «крота» на живца. Я добился, чтобы подозреваемого вызвали на опрос к оперативному сотруднику, который занимается непосредственно поджогами. Перед допросом тот зачем-то зашел к другому оперативнику ОБЭП.

Мои подозрения в отношении этого сотрудника подтверждались: не исключено, что он получает от подозреваемого деньги за ценную информацию. Дальше было уже дело техники. Со всей собранной информацией я пришел прямо в Главное следственное управление МВД. Там отреагировали быстро, потребовали уголовное дело по поджогам и были удивлены: в папке толщиной в пять сантиметров за год практически не было наработок.

В деле отсутствовали такие важные доказательства, как видеозаписи с камер наблюдения, упоминания о подозреваемом, поручения уголовному розыску... Зато следователь ГСУ высоко оценила мои наработки, на которые ушло всего два месяца.

Елизаветта Копнова: Денис, коротко свою биографию, чтобы наша аудитория могла узнать вас ближе, расскажите пожалуйста.

Денис Искаков:  Я родился в 1980 году 12 мая, в городе Асбесте Свердловской области. Воспитывался матерью в неполной семье, со старшим и младшим братьями. Мать работала оператором в котельной, которая отапливала район. Несмотря на тяжелое время, это были девяностые годы, она старалась максимально нас с братьями поддерживать и уделять внимания воспитанию.

Старший брат служил в милиции и своими поступками стал для меня примером  целеустремлённости, честности, доблести, отваги и неподкупности. Научил стоять на стороне закона и граждан.

Учился в 24 школе Асбеста. Увлекался спортом: ходил на секции баскетбола, биатлона, скоростного спуска и скалолазания. Поступил в  ПТУ и получил специальность слесаря горно-обогатительного оборудования. В 14 лет начал работать в котельной №4, где работала мама - хотел ей помочь. Во время работы в котельной получил ещё одну профессию - газорезчика.

В 18 лет призвали во Внутренние войска. Через полгода, в учебке, стал снайпером. Служил в Казани полтора года. Застал дедовщину, уставщину и солдатский беспредел. По окончании службы заключил контракт и попал в Чечню. Участвовал в боях. 

Вернувшись, на гражданке начал работать в Екатеринбург телохранителем. После поработал в охранных структурах, заместителем начальника ЧОПа. Был даже диджейский опыт в баре на Химаше. Пришел работать в милицию в 2005 году. В уголовный розыск.

Уволившись через три года после начала службы, я начал карьеру частного детектива. Сравнивая себя в начале карьеры детектива и сейчас, понимаю, что сильно вырос в профессиональном плане, набил руку. Многие действия довел до автоматизма.

Сейчас открыл детективное агентство и руковожу целой организацией. Работаю  с желанием помогать людям.

Елизаветта Копнова: Спасибо за очень интересную беседу. Лично я много познавательного и полезного почерпнула из ваших слов. Желаю вам успехов в вашей работе.

Елизаветта Копнова

 Внимание!

Использование данного материала или его фрагментов возможно только с разрешения автора.