Бизнес. Власть. Общество. Эффективность
Население:
3 502 223 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг - 1 218 млрд руб. (14 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
Средняя зарплата - 27 721 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
4 329 341 человек (2016 год, Росстат)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2015 г. - 3 160 млрд руб (Росстат)
Средняя зарплата:
31 133 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
861 896 человека (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 168,8 млрд руб. (77 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
23 491 рублей (ноябрь 2016 года, Росстат)
Население:
3 660 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 950 млрд руб. (20 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
45 600 рублей (2016 год, Росстат)
Население:
1 646 100 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 3 348 млрд руб. (2 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
56 300 рублей (2014 год, Росстат)
Население:
536 000 человек (2016 год)
Предприятия:
Объем производства товаров и услуг в 2014 г. - 1 509 млрд руб. (10 в РФ, РИА Рейтинг)
Средняя зарплата:
64 200 рублей (2014 г., Росстат)
Население:
3 855 037
Предприятия:
Татарстан является 6-м по объёмам производства в России (ВРП - 1 трлн 520 млрд р.)
Средняя зарплата:
27,6 тыс. рублей
Население:
146 000 000 чел. (2014 г.)
Предприятия:
Объём ВВП за 2014 год составил $3,461 трлн ($24,120 на человека)
Средняя зарплата:
30 000 рублей

Когда «шьют дело» совсем уж «белыми нитками»

238

Пока верхи публично с разного уровня трибун рассуждают о том, как и за счет чего можно улучшить в стране инвестиционный климат, продолжается преступная практика силового давления на бизнесменов. И дело здесь не только в силовиках. Многими бизнесменами давно взят на вооружение прием, что со своими конкурентами и противниками эффективнее всего расправляться руками правоохранительных органов. Человека легко можно обвинить в том, что он не совершал, арестовать, а потом и посадить по надуманному обвинению. В случае заказных уголовных дел для следствия фактически не существуют такие понятия, как «презумпция невиновности» и «алиби». При расследовании умышленно будут игнорироваться все факты в пользу заключенного и произвольно, порой до абсурда, трактоваться все то, что можно положить в основу обвинительного заключения. 

Абсурд в квадрате

В июле в Словакии по российскому международному ордеру был задержан известный российский предприниматель Валентин Виноградов. В России его обвинили в мошенничестве. То что обвинение беспочвенно, но и откровенно абсурдно видно даже непрофессионалам.

Важных момента здесь два. Первый − это абсурдность обвинения с точки зрения уголовного права. Разберем, в чем же «вина» этого бизнесмена. В июне 2016 года следователем 8 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве К.С. Ануркиным было возбуждено уголовное дело № 11601455008002846 по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Поводом к этому стало заявление гражданина России, Украины, Великобритании и Израиля Шифрина Э.В. о якобы совершенном в отношении компании Дайбела Девелопментс Лимитед мошенничестве. В своем заявлении Шифрин утверждает, что при осуществлении сделки с В.В. Виноградовым по покупке торгового центра «Миллион мелочей», расположенного в Москве на улице Пришвина, якобы произошел обман в форме предоставления «подложных сведений относительно достоверной стоимости объекта недвижимости». И этим как будто бы Шифрину нанесен некий ущерб.

Однако даже самым изощренным финансистам невозможно понять откуда здесь возникает понятие ущерба для «обманутой стороны». Судите сами. Шифрин заплатил за ТЦ  85 млн. долларов США. При этом при совершении сделки по инициативе самого Шифрина была произведена оценка предмета покупки ведущей международной компанией «Кушман Анд Вейкфилд», определившей рыночную оценку в размере 115 млн. долларов США, что на 30 миллионов долларов превышает покупную цену, согласованную сторонами по договору. Здесь надо особо подчеркнуть, что данная оценка никем и никогда под сомнение поставлена не была и до настоящего времени не опровергнута. Заключенные договоры никогда не были оспорены или признаны недействительными. Важно и то, что в 2012 году Шифрин продал ТЦ «Миллион мелочей» по стоимости 93 млн. долларов США. То есть, поимел гешефт в размере 8 млн. долларов. Более того, следователем была назначена судебная экспертиза. Согласно заключению судебного эксперта рыночная стоимость ТЦ «Миллион мелочей» составляет 97 млн. долларов США.

Второй абсурдный момент связан с отрицанием следствия предпринимательского права как такового. Следствие вероятно умышленно проигнорировало тот факт, что согласно действующему российскому законодательству предпринимательская деятельность осуществляется сторонами на свой страх и риск. Статья 421 Гражданского кодекса РФ гарантирует свободу сторон в заключении договора и определении его условий и цены сделки.

Почему следствие игнорирует доводы защиты

Следствие попросту игнорирует доводы защиты и это невозможно объяснить логически, если только не предположить совсем уж низкую квалификацию следователя или коррупцию. Адвокаты Виноградова справедливо заявляют, что доводы о завышении реальной стоимости предмета договора купли-продажи объективно ничем не подтверждаются и являются надуманными. При оценке инкриминируемого Виноградову деяния они акцентируют внимание на отсутствие таких признаков состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, как прямой умысел; корыстная цель; противоправность; безвозмездность; имущественный ущерб, причиненный собственнику или иному владельцу; обман или злоупотребление доверием; причинно-следственная связь между действиями виновного и причиненным имущественным ущербом.

В действиях обвиняемого указанные признаки отсутствуют. Денежные средства перечислялись в рамках заключенного и исполненного в соответствии с действующим законодательством договора купли-продажи акций. Взамен перечисленных денежных средств было передано эквивалентное возмещение, что исключает наличие такого обязательного признака хищения, как безвозмездность. Стоимость имущества, передаваемого на основании договора купли-продажи, была определена сторонами в соответствии с отчетом независимой оценочной компании.

Следствие не установило, в чем заключается имущественный ущерб, причиненный потерпевшему. Заключенный договор был исполнен продавцом в полном объеме, поэтому денежные средства были перечислены при наличии правового основания в рамках исполнения действительного гражданско-правового договора. "Странное" уголовное дело, и это мягко говоря. 

Ларчик открывается просто

В чем причины «странностей» стало понятно после того,  как обращение Виноградова было рассмотрено на заседании Общественного совета «Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции». Эксперты единодушно пришли к выводу, что в данном деле имеются признаки перевода гражданско-правового спора в уголовно-правовое русло. Обращение принято в дальнейшую работу.

По мнению одного из экспертов – известного адвоката Дмитрия Григориади, события, которые следствие считает преступными, фактически являются исключительно гражданско-правовыми отношениями. Он отметил, что Шифрин продал ТЦ «Миллион мелочей» третьему лицу по стоимости, на 8 миллионов превышающей цену покупки, и поэтому говорить об убытках совсем некорректно. Обращение же Шифрина в органы обусловлено его нежеланием отвечать по существу в Лондонском международном арбитражном суде по иску его партнера Алекса Шнайдера, где Виноградов является ключевым свидетелем стороны обвинения. Адвокат назвал ситуацию патовой: «Даже если полицейские захотят прекратить дело, они не могут это сделать, так как необходима явка данного лица. А лицо возвращаться в Россию не хочет. Разорвать цепочку можно, лишь запустив механизм снятия ареста с предпринимателя, который очень хочет вернуться и доказать невиновность».

Григориади подчеркнул, что «после всех проведенных экспертиз появилось много вопросов и к квалификации, и к розыску, и к мере пресечения». При этом главным моментом является безосновательный перевод гражданско-правового спора в уголовно-правовое русло и возбуждение дела после пропуска срока исковой давности, в течение которого сделку можно было «спокойно оспорить» в арбитражном суде.

Что будет в случае экстрадиции

Можно сразу сказать, что в случае экстрадиции ничего хорошего для здоровья и жизни Виноградова, не говоря уж про его активы и имущество, не произойдет. В случае заказного дела человека можно не только посадить, но и даже убить. Сидящий в СИЗО и колонии практически беззащитен перед произволом тюремщиков, и даже если его смерть будет откровенно криминальной, на бумаге для отчетности все будет выглядеть чисто. Просто еще одна смерть "от естественных причин".

И если у этих самых тюремщиков есть заказ на пытки и ликвидацию арестованного, то они этот заказ отработают по полной. И не обязательно, что сделают они это своими руками, заказ может выполнить какой либо другой заключенный, которого ставят перед жестоким выбором − или он пытает и убивает, или пытают и убивают его самого.

Галерея подозрительных смертей в российских СИЗО и колониях насчитывает множество случаев. Осенью прошлого года за сутки до освобождения из колонии умер председатель совета директоров издательского дома «Собеседник», бизнесмен Левон Айрапетяна. Родные полагают, что предприниматель был отравлен, об этом он сам заявил близким за несколько часов до кончины. Причины для расправы с Айрапетяном, вероятно, заключаются в его большом имуществе на сумму в $800 млн. Значительная часть активов при этом была похищена.

В марте того же года подозрительную смерть в туалете СИЗО принял исполнительный директор «Роскосмоса» Владимир Евдокимов, который якобы неоднократно нанес себе удары ножом в сердце и горло. По словам родных погибшего, повода для самоубийства у Евдокимова не было.

В апреле текущего года правозащитников потрясла смерть в петербургском СИЗО-4 предпринимателя Валерия Пшеничного.  Экспертиза показала, что его изнасиловали и пытали перед гибелью. У него были некие могущественные враги.

Мнение жертвы тюремных пыток

Мы приводим мнение предпринимателя Алексея Шматко, который тоже стал жертвой заказного уголовного дела и которого в СИЗО подвергли серьезным пыткам:

«Пыткам заключенных подвергают с целью, чтобы они дали нужные для следствия показания. Пытки применяются к большому числу заключенных, и это массовая проблема в российских СИЗО. Пытки включают как физическое воздействие, так и психологическое. Например, однажды во время допроса следователь оставил на столе один лист бумаги и вышел. Я, естественно, посмотрел что это за бумага. Это было постановление о моем аресте, и при том, что у следователя не было никаких доказательств моей вины. Понятно, что для меня это стало шоком.

ЕСПЧ приравнивает к пыткам даже простое содержание в российских СИЗО и перевозку заключенных, так как при этом по европейским меркам нарушены все необходимые нормы. Например, на одного человека в российском СИЗО приходится по нормам ФСИН всего 3 квадратных метра площади, но этого, по мнению ЕСПЧ, катастрофически мало. В российских СИЗО и тюрьмах не ведется никакой статистики по пыткам и связанным с ними убийствам заключенных. Хочу назвать пример из моего опыта пребывания в СИЗО. Было две очень странные смерти заключенных, весьма похожие на убийства. По этим случаям даже не возбудили уголовное дело и не было проведено расследование. Виновные не были наказаны.

Так в 2013 году ФКУ ИК-8 УФСИН по Пензенской области был забит до смерти заключенный Максим Куликов. Администрация колонии долго отказывало ему в медицинской помощи, несмотря на его просьбы его и его родственников. Вместо этого на него просто одевали смертельную рубашку, чтобы он не возмущался. В итоге его перевели в больницу Пензенской колонии ИК-5 и после комиссии его отправили умирать домой. У него была повреждена голова и изуродована рука. В итоге он скончался через некоторое время.

В марте 2014 года в пензенской колонии ИК-8 в камере ШИЗО при невыясненных обстоятельствах скончался Евгений Кузин. Одновременно с этим была похищена принадлежащая ему квартира по адресу: г. Заречный, ул. Мира 13-42.

Зареченский городской суд Пензенской области своими решением № 2-308/2012 от 22 мая 2012 г. по делу № 2-308/2012, выселил Кузина из его квартиры незадолго до гибели. Решение суда направили ему в ИК, он успел написать апелляционную жалобу, но потом погиб в камере ШИЗО колонии ИК-8 .

В заявлении, написанном его гражданской женой Ольгой Зориной, утверждается, что между его смертью и хищением его квартиры есть прямая связь. Самое главное, что по факту убийства и хищения квартиры СКР по Пензенской области отказал в возбуждении уголовного дела!

Что касается дела Валентина Виноградова. Хочу напомнить публично сказанные Владимиром Путиным слова о том, что 85 процентов уголовных дел против бизнесменов − заказные. Цель этих уголовных дел − убрать конкурента, отобрать активы, бизнес. Дело Виноградова, как я понял из заявлений его адвокатов, откровенно заказное, а само обвинение вызывает недоумение. Причем заказ пришел с очень высокого уровня, учитывая уровень его оппонента в споре. В случае экстрадиции в Россию Виноградова, вне всякого сомнения, ждут жестокие пытки и даже, вполне вероятно, его могут убить, учитывая, что у его уголовного дела очень высокопоставленные заказчики. В лучшем случае ему удастся откупиться ценой всего своего имущества. Но это не избавит его от пыток и унижений его человеческого достоинства».

 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или войдите в систему через наш сайт или одну из социальных сетей для того, чтобы оставить комментарий.